?

Log in

No account? Create an account
Никогда мы не будем братьями
ruoholahti
Оригинал взят у ros_lagen в Никогда мы не будем братьями
Оригинал взят у marko19511 в Никогда мы не будем братьями
Киевлянка Анастасия Дмитрук написала это стихотворение когда Россия совершила аншлюс Крыма. А теперь литовские музыканты переложили его на музыку. Сильно! Спасибо друзья!

Lyrics-Анастасия Дмитрук
Music-Virgis Pupšys
Arranger,video-Gintautas Litinskas
Singers-Virgis Pupšys,Jaronimas Milius,Kęstutis Nevulis,Gintautas Litinskas,



В контролируемом Россией Крыму все чего-нибудь да боятся
ruoholahti
Оригинал взят у vuossaari в В контролируемом Россией Крыму все чего-нибудь да боятся
Оригинал взят у karhula в В контролируемом Россией Крыму все чего-нибудь да боятся
Татары помнят печальные судьбы своего народа, а на памяти русской женщины – ужасы, пережитые в Западной Украине.

Покрытая сплошными ухабами сельская дорога ведет автомобиль к деревне Тенистое, что под Севастополем. Курицы уворачиваются из под колес. Единственный в деревне многотажный дом пустует уже несколько десятилетий, глядя на проезжающих разбитыми глазницами окон.

Около пятой части всех жителей этой деревни составляют крымские татары – народ, настрадавшийся во времена Советского Союза, когда они все, вплоть до последней женщины, ребенка и грудного младенца были интернированы в 1944 году в Среднюю Азию. Половина погибла в дороге или в течение первого года жизни на новом месте.

“Идет полный захват Украины”, - с горечью говорит татарин Шевкет Касимов и глубоко затягивается табачным дымом во дворе своего дома. Жилье восстанавливалось семьей в течение последних 25 лет после возвращения на родные места.

“У России нет никакого права нападать”, - ругается Касимов. –“Все наше существование, вся наша жизнь построены для жизни в Украине”.

Сегодня татары боятся самого неизбежного: Россия взяла Крым под свой контроль у Украины и в воздухе повисла угроза войны.

“За триста лет от русских мы не видели ничего хорошего”, - говорит хозяин – тоже татарин – ближнего сельпо Нури Селимов. Прежде всего, он опасается начала беспорядков и прихода мародеров, добычей которых станет его магазин.

“В местном сельсовете нас пытались успокоить, мол, всем жителям деревни, несмотря на их национальность, следует соблюдать спокойствие”.

Исключение составляют Касимов, Селимов и их знакомые. Большая часть татар не решается общаться со журналистами, особенно, если поблизости есть русские – могут услышать.





Шевкет Касимов, его жена Зера и сын Тимон уверены в том, что приход российских властей не сулит крымским татарам ничего хорошего.


Всеобщий страх, словно эпидемия, расползается по Крыму. Ежедневно падает курс национальной украинской валюты – гривны. Люди охотнее закупаются продуктами питания впрок вместо того, чтобы держать деньги в кармане.

Местами страх приобретает трагикомические черты.

“Мы защищаемся от западенских фашистов”, - говорит великорослый Богдан из соседней деревни Орла.

На Богдане одет пуленепробиваемый жилет и пистолет на поясе. Он отказывается называть свою фамилию: “Тут не знаешь, кто и победит, то есть мы, конечно, победим, но все же”

Богдан руководит группой активных местных жителей, занимающихся тем, что перегораживают дорогу мешками с песком и останавливают проезжающие мимо автомобили. Богдан говорит: “Да чтобы никто не провез здесь той же взрывчатки”.

Однако татары из Тенистого начала бояться блок-поста, через который им приходится ездить в Севастополь.

В паре десятков километров проживающая в Севастополе Светлана Сергиенко боится все тех же самых фашистов, но в этом она основывается на собственном печальном опыте.

“После второй мировой войны нас поселили в Западной Украине. Мы же были русскими, так с нами обращались настолько плохо, что моя мама подумывала о самоубийстве”, - говорит Сергиенко.

Сергиенко уже ходила постоять в очереди к севастопольскому Дому Москвы. Там на окне были наклеены объявления об облегчении процедуры выдачи российского паспорта.

Страх нагнетается жуткими историями, распространяемыми пропагандистской машиной.

“Группа крымских казаков на семи автобусах направлялась в Киев для оказания поддержки правительству. Они были остановлены за городом и обстреляны. Бросившихся в бегство через поле расстреливали из снайперской винтовки точно кроликов”, - рассказывает с серьезным лицом предводитель группы севастопольских казаков, атаман Федор Чернов.

“На Западе говорят о всенародном подъеме в Киеве. Но неужели мы – не народ? Мы сопротивляемся украинской революции, но ни кто не пишет о направленном на нас насилии”.

У Чернова лицо заросло щетиной. За себя он не боится.

“Я уже старый, могу даже и помереть, но я не хочу, чтобы дети взялись за оружие. Я просто хочу сидеть дома и читать Пушкина”.


С http://www.hs.fi/ru/a1305794638868 .



Верхняя Троица - родина "всесоюзного старосты"
ruoholahti
Оригинал взят у frederikshamn в Верхняя Троица - родина "всесоюзного старосты"
Оригинал взят у valuh в Верхняя Троица - родина "всесоюзного старосты"
Кашинский район
 3 мая 2013

Дом-музей М.И. Калинина

Ещё 30 фотоCollapse )



«Метод Карамзина» (ТМ)
ruoholahti
Оригинал взят у matholimp в «Метод Карамзина» (ТМ)
Оригинал взят у gklimov в Сенсация!!! Открыта тайна мистификации «Слова о Полку Игореве»
В мартовском номере журнала БТ выйдет сенсационная статья Владимира Димова. Он ответит: кто и когда  подредактировал  «Слово  о Полку Игореве»
Read more...Collapse )
Результаты моих исследований опираются только на факты:
- Черниговский епископ Иларион причастен к пьесам-вставкам в Киевскую летопись;
- статс-секретарь императрицы Храповицкий подтверждает в дневнике, что Екатерина II ждала черниговскую рукопись;
- в корпусе исторических сочинений Екатерины II есть «Князь Игорь» в прозе;
- незавершённая богатырская поэма Н.М. Карамзин «Илья Муромец» и «Слово о Полку Игореве» написаны в одно и то же время трёхступенчатым хореем;
образы и многие литературные обороты богатырской поэмы и «Слова» совпадают;
Карамзин участвует в лигитимизации «Слова» после смерти Екатерины (с которой был связан клятвой умолчания);
в третьем томе «Истории Государства Российского» имеется большой отрывок с комментариями «Слова» такими деталями, которые мог знать только автор.

Эти и другие аргументы в пользу другой версии делают происхождение «Слова о Полку Игореве» - литературным детективом и его дальнейшая судьба была поучительна и даже трагична для нашей науки, литературы и культуры.
Англичане и шотландцы честно помещают поддельные песни Оссиана – Макферсона в корпус литературы ХVIII века. Песни Оссиана сделаны талантливо, в России они нашли многих поклонников. Поэтическая «безделка» молодого Карамзина сделана гениально и освещена, несомненно, волей Екатерины. Как литпамятник XVIII века она остаётся национальным достоянием и поэтической жемчужиной. Из этого источника вырос целый пласт русской культуры.
Несмотря на эти результаты, я продолжаю любить «Слово о полку Игореве» не меньше, ведь автором его является родоначальник современного русского языка и великий историк. В поэтическом жанре он не блистал, но создал шедевр в жанре «игры в бисер», которым мы будем восхищаться всегда.