?

Log in

No account? Create an account
ПЕРВЫЕ ГУБЕРНИИ РОССИИ
ruoholahti
Оригинал взят у matholimp в ПЕРВЫЕ ГУБЕРНИИ РОССИИ
Тезисы моего доклада на XVII Международной научно-практической конференции "Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире" (стр. 25-27 с http://to-future.ru/wp-content/uploads/2017/03/%D0%A4%D0%B8%D0%9F%D0%98%D0%B2%D0%A1%D0%9C_%E2%84%9617_%D0%A2%D0%BE%D0%BC3.pdf ):

Современные справочники и энциклопедии в качестве даты появления губерний в России называют 1708 год. Отчасти так оно и есть: царским Указом от 18(29) декабря Россия была разделена на 8 губерний [1, с 7]:
1) Азовская с 77 уездами во главе с Фёдором Матвеевичем Апраксиным;
2) Архангелогородская с 20 уездами во главе с Петром Алексеевичем Голицыным;
3) Ингерманландская с 29 уездами во главе с Александром Даниловичем Меншиковым;
4) Казанская с 71 уездом во главе с Петром Матвеевичем Апраксиным;
5) Киевская с 56 уездами во главе с Дмитрием Михайловичем Голицыным;
6) Московская с 39 уездами во главе с Тихоном Никитичем Стрешневым;
7) Сибирская с 30 городами во главе с Матвеем Петровичем Гагариным;
8) Смоленская с 17 уездами во главе с Петром Самойловичем Салтыковым.
Тем не менее, когда речь заходит о самой первой в России губернии, называют не все восемь, а только одну из них — Ингерманландскую. Её история началась несколько раньше, а приобретённый опыт послужил стимулом для учреждения остальных губерний. Брокгауз и Ефрон [2, с. 840] в статье «Губерния» называют 1702г.
Дата верная, но детали требуют множества уточнений. Губерния была далеко не одна, а разных названий у них ещё больше. При этом первая губерния с названием «Ингерманландская» появилась только в 1704г. Разным был и статус этих губерний.
В 1702г. Меншиков самолично (хотя и при молчаливом согласии Петра) провозгласил себя губернатором завоёванного 11 (22) октября Нотеборга [3, с. 75]. Назначив своего любимца комендантом взятой цитадели, редко появлявшийся на передовой царь потакал ему по принципу "Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы гнало шведов на запад". Хочет зваться губернатором, пусть будет ему и губерния. Можно говорить о том, что первоначально Пётр воспринимал губернию как забаву, аналогичную потешным войскам, с которых началась карьера Меншикова. До губернии в обычном понимании еще далеко: только одна крепость на острове, суша вокруг которого на десятки вёрст занята безлюдными болотами. Вслед за переименованием города, Нотебургская губерния стала называться Шлиссельбургской.
Полгода спустя под управление Меншикова переходит вторая завоёванная крепость — Ниеншанц. Одни исторические источники говорят, будто примыкавший к ней город Ниенштадт заблаговременно покинули и сожгли сами шведы. Другие утверждают, будто Пётр распорядился срыть крепость и город, переименованный им в Шлотбург. Меншиков не сделал ни того, ни другого. Крепость просто засыпали толстым слоем песка, под которым её практически в первозданном виде обнаружила в 1993г. археологическая экспедиция под руководством Сорокина [5, с. 11]. А так как значительную часть населения Ниенштадта составляли сосланные на «дальний восток» Швеции противники короля, то многие из них присягнули русскому царю и переселились лишь на противоположный берег Невы (в район нынешней Кирочной улицы). Остатки бывшего административного центра шведской провинции Ингрия вскоре превратились в Охтинское предместье будущей российской столицы.
Всего за неделю до даты официального основания Санкт-Петербурга на одном из своих писем Меншиков ставит подпись «Шлюсенбурский и Шлотбурский губернатор» [4, с. 25]. Но уже к концу 1703г. становится генерал-губернатором Санкт-Петербурга [3, с. 75].
Вне всякого сомнения, «генерал-» указывает на то, что потешный статус губернатора Меншикова сменился официальным. Ещё нет ни планов, ни мыслей о переносе столицы, но Санкт-Петербург — не разорённая вражеская крепость, а строящаяся новая и своя. Скорее всего, обе потешные губернии вошли в состав вновь образованной Санкт-Петербургской. Хотя нельзя исключать и вариант, что Меншиков в этот момент — трижды губернатор.
Согласно Военной энциклопедии Сытина [6, с. 114], в 1704г. Меншиков — трижды генерал-губернатор: Ингрии, Карелии и Эстляндии. У Алексея Толстого даже четырежды: «генерал-губернатор Ингрии, Карелии и Эстляндии, губернатор Шлиссельбурга» [7, гл. 2].
В изложении Бантыш-Каменского титул звучит иначе: генерал-губернатор Нарвский и всех завоеванных мест [3, с. 76]. Возможно, это его более поздняя редакция, когда в числе завоеванных мест оказалась вся Ингрия, включая её первый административный центр (до 1642г.) — Нарву, а также древнюю крепость в Копорье. Именно Копорье выбрал Меншиков в качестве собственной резиденции. Там же в 1705-08гг. находится и центр губернии, границы которой тогда почти точно соответствовали шведской Ингрии.
Название «Ингерманландская» окончательно закрепляется за губернией именно с 1705г. Отдельные авторы называют Меншикова губернатором Ингрии с 1703г. Скорее всего, это скороговорка: в 1703г. Меншиков возглавил губернию, которая годом-двумя позже стала называться Ингерманландской. На данный момент не известно ни одного исторического документа, содержащего название «Ингерманландская» и достоверно датированного ранее 1704г. Важнее другое: Ингрия тогда ещё не была завоёвана.
По поводу происхождения названия «Ингерманландия» есть разные гипотезы. Почти все они, в конечном счёте сводятся к тому, что русское название «Ижорская земля» сначала трансформировалось в финское «Инкеринмаа», а уже из него — в шведское «Ингерманланд».
Существенные расхождения начинаются лишь в отношении топонима «Ижора». Нет даже намёка на единство мнений в ответе на вопрос, какой из разных смыслов этого слова появился раньше: название реки, название окружающей эту реку местности или название одного из племён, живших в этой местности. И от какого корня произошло это слово: в честь славянского князя Игоря, в честь шведской принцессы Ингигерды (получившей эти земли в приданое, когда она вышла замуж за Ярослава Мудрого), либо на основе какого-то слова из языка какого-то из местных коренных народов (кроме ижоры, это могли быть водь, чудь, лопари, вепсы, карелы, финны и др.).





Список литературы
1. Тархов С.А. Изменения административно-территориального деления России за последние 300 лет // География. 2001. № 15. С. 1-32.
2. Энциклопедический словарь / под ред. проф. И. Е. Андреевского. - Санкт-Петербург : Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А., 1890-1907. - Т. 9а: Гравилат - Давенант. - 1893.
3. Бантыш-Каменский Д.Н. Биография российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. В 4-х частях. Репринтное воспроизведение издания 1840 года. Часть 1–2. - М.: Культура, 1990.
4. Павленко Н.И. Птенцы гнезда Петрова — М. : Мысль, 1988. — ISBN 5-244-00280-5.
5. Сорокин П.Е. Археологические исследования и проблемы сохранения культурного слоя на территории Санкт-Петербурга // Archaeologia Petropolitana. 1996. Вып. 1. С. 28.
6. Военная энциклопедия / Под ред. В. Ф. Новицкого и др. — СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911—1915.
7. Толстой А.Н. Пётр Первый. — М.: Правда, 1974.


Какие народы России никогда не испытывали крепостного права?
ruoholahti
Оригинал взят у dmgusev в Какие народы России никогда не испытывали крепостного права?


Несмотря на то, что противники крепостного права и борцы за всеобщее равенство с возмущением заявляли, что вся Россия закрепощена и «стонет под игом» развратных феодалов, не всех народностей на ее территории коснулось крепостное право. Даже в самый дикий разгул помещичьего произвола были на Руси свободные люди среди низших слоев населения.

Кто был освобожден от крепостного права на Руси
Крайний интерес вызывает секретное донесение графа Александра Христофоровича Бенкендорфа, который при правлении Николая I был главноуправляющим жандармерии (шефом сыскной полиции с 1826 года). В этом документе сам государственный чиновник, буквально надзиратель за народом признает, что в России закрепощен только «народ-победитель», то есть русские. Малочисленные народности — мордва, эсты, чуваши, татары, финны и прочие — свободны.

Малочисленные народы Сибири
Такая серьезна фигура, как шеф жандармерии, не стал бы бросать слов на ветер. Тем более, в донесении государю-императору. Его слова имели под собой веское основание. Одна из причин незакрепощенности некоторых народов была чисто территориальной. Такие крайне малочисленные народности, как чуваши, эскимосы, эвенки, нанайцы и прочие, проживали в столь отдаленных районах Сибири, что просто не представляли интереса для помещиков, обитающих поближе к столице, к Петербургу.

Ехать в Сибирь за десятком-других рабов, которых еще надо было отыскать в заснеженных степях, просто не было смысла. Малочисленные сибирские народы в массе своей ведут кочевой образ жизни, поэтому закрепостить их крайне тяжело. Эта задача равносильна тому, чтобы ловить ветер в поле. Помещики же предпочитали жить в более комфортных условиях, где не было недостатка в крепостных русской национальности.
Read more...Collapse )